пятница, 18 ноября 2016 г.

Рыцарь красоты

Kazumi Arikawa

64-летний японец Казуми Арикава собрал за свою жизнь одну из крупнейших частных коллекций ювелирных украшений в мире. Тиары из его коллекции украшали головы европейских монархов, собранными им старинными камеями любовались Александр Македонский и Наполеон. Но г-на Арикаву привлекают вовсе не знаменитые имена прошлых владельцев его сокровищ. То, что он ищет по всему миру, заключается в одном слове – красота.
Tiara of Imperatrice Eugenie


Г-н Арикава в прошлом собрал серьезную коллекцию буддистского искусства и подарил ее храму. Он занимался и изобразительным искусством – через его руки прошли многие шедевры. Но, когда ему было около 40лет, он понял, что единственное, что для него служит идеальным сочетанием эмоций, мастерства, красоты и гармонии – это ювелирные украшения. С тех пор его коллекция, насчитывающая более 100 драгоценных тиар (в том числе одна из четырех известных в мире тиар Фаберже), путешествует по миру и служит основой всех крупных выставок ювелирного искусства.
Он приезжал в Москву всего на один день – чтобы посетить выставку индийских украшений в Кремле и Алмазный фонд. В ровном, вежливом, в застегнутом на все пуговицы кителе человеке ничто не выдает одного из влиятельнейших и богатейших коллекционеров мира, одного слова которого достаточно для заключения многомиллионной сделки. О своей страсти – ювелирном искусстве – он может говорить 24 часа в сутки. 
Bacchus Cameo by Nicolla Morelli C.1800: Sardonyx: Provenance: Caroline Murat, Queen of Naples & Sicily, Younger Sister of Napoleon Bonaparte. Albion Art Collection Tokyo

«Я считаю, что искусство и красота являются истинным смыслом жизни, существования человека, – говорит он. – Это то, что меняет жизнь человека, очищает его сердце и мысли. В этом, на мой взгляд, главная цель искусства».
- Некоторые люди собирают произведения искусства, потому что считают это инвестицией. Другими движет тщеславие или высокомерие, стремление возвыситься. Почему этим занимаетесь вы?
- Любая причина, по которой человек занимается коллекционированием, на мой взгляд, вполне хороша. И тщеславие, и деньги, и все прочее – почему нет? Неважно, почему человек это делает. Главное, что он собирает красоту. Наполеон, например, очень любил украшения и предметы роскоши – его богато убранный двор вызывал восхищение и даже политические симпатии мира. И кого сейчас волнует его политика? Главное, что там была красота, которой мы можем восхищаться и сегодня, к которой мы можем прикоснуться. Богатство никогда не проистекает из материальной стоимости вещей. Оно может расти, может уменьшаться в зависимости от того, кому принадлежит власть. Но красота остается. Например, тиара всегда была символом силы и богатства, иногда и тщеславия. Но если мы заглянем в античность, то тиара была символом чистоты. Девушки в Древней Греции носили тиару во время храмовых церемоний, чтобы сохранить чистоту. Без тиары боги не будут к ним благосклонны. 
Royal Pink Topaz Parure of the Queen of Prussia (Prov. The Three Queens of Prussia, Sweden, Denmark & The Four Princesses): Early 19th Century: Russian Pink Topaz, Diamond, SV, Gold, Albion Art Collection Tokyo

- Когда вы выбираете вещи для своей коллекции, каковы ваши критерии? 
- Во-первых, красота и благородство. Это главный принцип. Когда я вижу ювелирное украшение, мне не нужно время и дополнительные объяснения – я руководствуюсь только чувством. У меня есть много исторических драгоценностей, но я собираю не их. Для меня коллекционирование сродни семье, человеческим отношениям. А что касается критериев, могу процитировать лорда Гамильтона – одного из самых значительных коллекционеров времен короля Георга III: «Выбирайте самое лучшее. Не из хорошего, а из выдающегося».
- Современное ювелирное дело превратилось из искусства в коммерцию. Если взглянуть на прилавки, то видно, что огромное количество благородных металлов и драгоценных камней используется впустую, для создания уродливых вещей. Что произошло, по-вашему?
Pearl & Diamond Spray of Oak Leaf Brooch by Rene Lalique: C.1880: Natural Pearl, Diamond, SV, Gold Albion Art Jewellery Institute Tokyo

- Трагедия современного ювелирного дела в том, что большинство мастеров, дилеров, да и вообще людей не имеют никакого представления о настоящем ювелирном искусстве. И еще одна трагедия заключается в том, что люди всегда думают о цене - у ювелирных украшений высокая стоимость. И первый вопрос, который люди задают при взгляде на украшение – сколько стоит? И дальше идут мысли – дорого, могу ли я себе это позволить или нет? И это вместо того, чтобы думать о красоте. Потом такое украшение кладется в сейф и там умирает. Картины, скульптуры мы видим гораздо чаще, потому что они есть в музеях. Ювелирные украшения, даже выставленные в музеях, как-то незаметны. И это очень печально.
- Но ювелирные украшения – это единственные вещи, у которых есть ценность помимо гения художника. Никому не придет в голову оценивать количество краски и стоимость холста картины Леонардо, в то время как в ювелирной вещи есть цена драгоценных камней и металла. Искусство ювелира часто вообще не принималось в расчет – многие украшения просто разламывались и переделывались на новый лад со старыми камнями. Почему это происходит? Почему дизайном в украшениях традиционно пренебрегают?
- Как я сказал, в этом трагедия ювелирного искусства. Пожалуй, единственное исключение – Рене Лалик. Его вещи были бы великими, даже если бы не были подписаны его именем. Но опять же – а кто их видел в реальности? Кто их держал в руках? Именно поэтому я хочу собрать лучшие украшения, сделанные человечеством, и показать их миру, позволить людям подержать их в руках. Я видел, как люди меняются, когда видят эту красоту. Я решил, что место украшений – не в витринах. Я позволяю людям прикоснуться к ним. Даже когда я читал лекцию трехлетним детям, я не изменил этому своему правилу. 
Charles I Memorial Cameo Ring: 17th Century: Garnet Cameo, Enamel, Gold: (At the execution in1649 of Charles I by Oliver Cromwell, the king conducted himself with astonishing dignity and showed his royal qualites.) Albion Art Jewellery Institute

- Вы ограничиваете себя каким-то периодом? Ваша коллекция начинается с древней Месопотамии. А что там есть из наших дней? 
- Из современных ювелиров я выделяю японскую марку Gimel. Американец Daniel Brush тоже меня интересует. Я не поклонник его вещей из бакелита, но меня восхищает его резьба по металлу. Это уровень большого искусства.
- В наши дни есть всего пять ювелиров, которые занимаются по-настоящему высоким ювелирным искусством. Это JAR, Wallace Chan, Michelle Ong, Viren Bhagat, Gimel… Кто из них, на ваш взгляд, может стать предметом коллекционирования в будущем?
- Для меня это простой вопрос. Если JAR сделает что-то, что тронет мое сердце, я это куплю в коллекцию. У Gimel мне нравится далеко не все. Но то, что нравится, я покупаю. Она не может вкладывать слишком много денег в свои украшения – и это ее ограничение. Но ее вдохновение и ее чистота не ограничены ничем. Если кто-то скажет мне – я дам тебе картину Леонардо, я скажу - я приму ее, если она мне понравится. Если бы мне пришлось украсить стену картинами, которые бы я выбрал сам, их было бы довольно мало.
Baroque Rosecut Diamond Enamel Cross: C.1660: Diamond, Enamel(Representing the Instruments of the Passion), Gold. Albion Art Jewellery Institute Tokyo

- Можете ли вы припомнить вещь, которая от вас ускользнула и о которой вы до сих пор жалеете?
- Да уж… Лет 15 назад на одном из аукционов я увидел парюру с сапфирами и натуральным жемчугом – точно такую, какая есть в Лувре. В то время мне нравились тонкие, изящные вещи эдвардианской эпохи и Ар Деко (теперь-то я смотрю на вещи гораздо шире). Главный аукционист сказал мне – «Казуми, помнишь сапфировую парюру? Она выставлена на продажу!» Я посмотрел на нее и сказал себе –это не моя вещь. Эстимейт был около миллиона – в то время очень высокая цена для такого рода вещей. Через пять лет, когда у меня была уже большая коллекция тиар, парюра опять вышла на аукцион. Цена была уже четыре миллиона. Я подумал – дешево! Надо брать! Но решил, что надо попробовать поторговаться. Два месяца он молчал. Я позвонил ему сам. Он говорит: «Извини, но вещь продана». Мне осталось только узнать, кто стал покупателем. Король Саудовской Аравии. И цена – 10 миллионов долларов.
The Castellani Triptych from the Albion Art Collection

Gold, Glass, Chalcedony
c.1870, Italian
Maker: Castellani

- Вы думали о том, что станет с вашей коллекцией в будущем?
- После моей смерти? Хороший вопрос. Коллекция тиар продана стране, которая планирует открыть в ближайшее время музей. Я очень этого жду. Что касается остальной коллекции, я ищу преемника. Моя задача – собирать. Надеюсь найти человека, который разделит мое отношение к этой коллекции и будет готов выполнить мое условие – коллекция должна быть доступна для людей. Мне важно, чтобы люди вдохновлялись этой коллекцией. В конце концов, Лувр ценится в мире не как здание, а как великое собрание шедевров.
- Ваши правила коллекционера?
- Во-первых, постоянно тренировать глаз в поисках прекрасного – искать красоту в искусстве, природе, музыке, людях… Во-вторых, никогда не слушать чужое мнение – верить только своим ощущениям. В-третьих – понимать свое предназначение. Иными словами, знать, что и зачем ты делаешь.
Беседовала Елена Веселая
Art Deco Fox Brooch c.1930 Diamond,Ruby,PT Albion Art Jewellery Institute Tokyo

Золотые правила Казуми Арикавы:Я ничего не значу. Кого интересует, кто и кому продал Мону Лизу! Всех интересует только сама Мона Лиза. Ко мне это тоже относится: я никто, но мои любимые украшения – сокровище.
Люди стремятся к тому, чтобы стать драгоценностями. Любая субстанция стремится к наиболее стабильной форме. Кристаллизация, которой достигли камни, - высшая форма стабильности. Я думаю, это то, к чему стремятся люди. Вот почему всем нравятся драгоценные камни. Мы смотрим на них и думаем: «Да, они достигли совершенства!»
Когда вы начинаете смотреть на людей, как на деньги, самое время заняться буддизмом. Когда мне было 26 лет, я держал престижную школу. В один прекрасный день я заметил, что воспринимаю своих учеников как ходячие мешки с деньгами. Я решил, что превращаюсь в монстра. Продал школу и решил уйти в монахи. Два года я не занимался ничем, кроме учебы, уборки и медитаций. Я даже не встречался со своей семьей – только Буддизм, и ничего больше. Через два года я почувствовал, что не достоин быть монахом и вернулся в общество. Медитация – часть моего дневного распорядка до сих пор.
Красота – это не то, что можно понять, это то, что можно почувствовать. Когда я посещаю музеи, я смотрю по сторонам и сразу иду к тому, что меня притягивает. Я никогда не читаю таблички, и мне не важно, насколько известен художник. Важно только одно – трепещет ли мое сердце? Я слушаю только свои чувства, а не критиков.
Если ты знаешь и любишь свою культуру, ты открыт для понимания других. Я – эксперт в японской культуре. Это дает мне уверенность в самом себе, в своей стране, так что я могу поехать в любую точку мира и оценить красоту, которую люди там создали.
Всегда ищите высшее качество. Посредственное искусство или плохие рубины ничего не прибавят к вашему чувству прекрасного, даже если вы увидите их тысячи. А один рубин высшего качества скажет вам все.
Недостаточно просто вымыть туалет; его надо мыть до тех пор, пока он не заблестит, как бриллиант. Когда я жил в монастыре, мы драили полы каждое утро до зеркального блеска. Дзен учит нас доводить любую работу до совершенства. Любую! Я каждое утро довожу до блеска туалет. Это –бриллиант нашей ежедневной жизни, так что он должен сиять!
Minerva Cameo by Benedetto Pistrucci: Early 19th Century: Chalcedony Cameo(98x66mm), SV Albion Art Jewellery Institute Tokyo

Art Nouveau Cicada Brooch by Frederic Boucheron(1830-1902): C.1895: Rosecut Diamond(app.10ct), Sapphire, Diamond, Chrysoberyl Cat's Eye, Pink&Green Plique a jour Enamel: Albion Art Jewellery Institute Tokyo


Emeralds of Empress Ekaterina II of Russia Demi Parure

Gold, Silver, Emerald, Diamond
c.1830

Emeralds presented by Empress Catherine the Great during the embassy of the 2nd Earl of Buckingham to St Petersburg, 1762-1765 (see below)
Mounted by Rundell, Bridge and Rundell, c.1830

Комментариев нет:

Отправить комментарий