четверг, 23 июня 2016 г.

Armoura: вооружен, но не опасен

Дублин, как известно, отнюдь не столица ювелирного мира. Тем не менее, талант не выбирает, где родиться. Стюарт МакГрат (Stewart McGrath), работающий под маркой Armoura, вряд ли предполагал, что ювелирный дизайн станет делом его жизни. Он учился искусству в Дублине, Лондоне и Италии, начинал как скульптор, работал реставратором на исторических объектах.
Несчастный случай навсегда закрыл для него работу с камнем. Стюарт попробовал моду и дизайн, но все же судьба вынесла его на дорогу, которая была ему предначертана: он стал придумывать ювелирные украшения.
В том, что он делает, архитектурно-скульптурные основы видны сразу, как и хорошее образование. Стюарт свободно перемещается в веках и культурных направлениях, в его украшениях нет наивности неофита, зато есть четкость мысли и строгость линии. Античность, архитектура, мифология, классическая скульптура переплетаются в его вещах с фантастикой. Из новых ювелиров Стюарт - один из самых ярких.















вторник, 21 июня 2016 г.

Будущее ювелиров и будущие ювелиры

Отработала два дня в дипломной комиссии на кафедре художественной обработки металла Московской Государственной художественно-промышленной академии им. С.Г. Строганова, в просторечии именуемой Строгановкой. Это учебное заведение, статус которого неизменно повышается на словах (от училища до академии - всего за десяток лет), на деле испытывает большие сложности. 25-30 лет назад поступить туда было практически нереально - огромный конкурс, невероятно высокие требования к поступающим (особенно в области рисунка) делали это заведение недоступным и поэтому особенно желанным. Знаю очень талантливого человека, который упорно поступал туда несколько раз - до победного конца. Теперь он - художник-ювелир, которого Строгановка научила если не искусству (этому научить невозможно), то строгости отношения к самому себе и к тому, что делает.

Сегодня конкурс в Строгановку на отделение металла - "полтора землекопа". Современные молодые люди трезво оценивают перспективы профессии - кузнецом тяжело, ювелиром хлопотно. И выбирают что-нибудь более надежное и востребованное - графический дизайн, например.
Ученики в Строгановcком училище. 1900 г.
Значит ли это, что "металлистами" стремятся быть по-настоящему увлеченные люди, которых не страшат трудности профессии? Вот это члены комиссии и пытались выяснить, принимая дипломы сегодняшних выпускников.
Ювелиров среди них было отрадно много - по сравнению с прошлыми годами. Это связано и с обновлением преподавательского состава (учить студентов год назад пришел один из самых ярких отечественных дизайнеров Влад Глынин), и с тем, что у студентов в последние годы появилась возможность защищать свои ювелирные проекты не на бумаге, а в металле, доводя вещи до конца (в этом заслуга многолетнего преподавателя Строгановки и прекрасного мастера Дамира Ярулина). Каждый преподаватель отстаивает свою точку зрения (Глынин делает упор на дизайн, Ярулин - на новые технологии и способы работы с материалом). В целом получается довольно интересная картина.
Андрей Хонюшкин (руководитель Влад Глынин) решил поразмышлять над африканскими мотивами, разбавив их традиционными русскими ювелирными техниками. Результат - колье, состоящее из кубов, с инкрустацией сканью.
проект Андрея Хонюшкина
Я вот не люблю, когда мне начинают объяснять, что должно было получиться, и почему что-то не получилось. Ювелирное украшение - вещь эмоциональная, она либо нравится, либо нет. И главное - ее хочется (или не хочется) сразу взять в руки, примерить. Эффектная конструкция из кубов желания "прикинуть на себя" на вызвала - тяжелая, слишком объемная, она как бы сделана без учета того, что ее должна носить женщина. В общем, про то, что ювелирное дело все же "прикладное", то есть, прикладываемое к человеку, молодой человек как-то забыл. И хотя руки у него хорошие и старания много, над конструкцией, композицией и гармонией еще придется много работать.
Светлана Пешеходько

Дипломница Светлана Пешеходько (руководитель Влад Глынин) вызвала у комиссии гораздо больший энтузиазм. Ее разработка темы "Материнство" была решена в чистых, прозрачных тонах - серебро, резной горный хрусталь, янтарь. Светлана выполнила все вручную - не только "металлическую" часть, но и резьбу по камню. Гармоничное сочетание крупных форм (без них не обошелся ни один дипломник этого преподавателя) и легкости, камня и воздуха отличают эту работу, которая заслужила особой похвалы комиссии.
Работы Светланы Пешеходько

Работы Светланы Пешеходько

Работы Светланы Пешеходько
Дипломница Екатерина Русакова (руководитель Дамир Ярулин) представила колекцию "Стрекозы" из модного нынче титана. При взгляде на ювелирную стрекозу или бабочку всегда сразу ясно: "полетит - не полетит". Титан - самый легкий ювелирный металл из используемых сегодня, но и самый трудный в работе. Вроде бы конструкция, явно навеянная стилем Ар Нуво, должна внушать ощущение легкости. Ан нет - стрекозы не полетели. Не дает взлететь избыток деталей, непонятно зачем вставленных камней. Мне больше понравились брошь и шпилька для волос - в них есть чистота линий. Кольца и серьги хуже - но это и самое трудное в ювелирном деле, поскольку вещи, находящиеся в непосредственном контакте с телом, должны быть сделаны с учетом эргономики. Чего в данном случае не произошло.
Работы Екатерины Русаковой 
Работы Екатерины Русаковой

Работы Екатерины Русаковой

И здесь становится ясно, чего не хватает студентам. Нет, не усидчивости и не целеустремленности - каждый из них "выложился" на сто процентов. Не хватает общей культуры, знаний о стилях прошлого. Остап Бендер, как-то всю ночь сочинявший "Я помню чудное мгновенье...", утром обнаружил, что стихотворение это сочинил А.С. Пушкин. Ужас в том, что сегодняшним студентам нечего вспомнить - они каждый раз изобретают велосипед заново. Велосипед при этом получается деревянный - хоть и похож на настоящий, да не едет (в нашем случае - "не летит").
Амина Аюбова представила коллекцию на арабские темы. Сказала, что вдохновлялась скромными арабскими женщинами, которые носят украшения под паранджой. Эффектный браслет и не слишком хорошо сделанное колье вряд ли могут служить этой цели - плохо обработанные, они царапают кожу, тяжелы и неудобны. Это скорее подиумные вещи - издалека смотрятся ярко, но боже упаси взять их в руки!
Работа Амины Аюбовой
Коллекция Дмитрия Бацева (руководитель Влад Глынин) посвящена морю. Так получилось, что молодой человек начал постигать основы ювелирного дела только на последнем курсе. В этом смысле прогресс налицо. В остальном - сказывается отсутствие опыта и знаний (вот как раз то самое стихотворение Пушкина!) - навязчиво просматриваются линии украшений 70-х годов. Вполне возможно, что Дмитрий додумался до них сам - но времени проверить не было. В результате работы выглядят вторичными по форме.
Работа Дмитрия Бацева
Работа Дмитрия Бацева
 И что же, спросите вы - все так плохо? Вовсе нет! Я не стала бы всего этого писать, если бы не была уверена: все эти люди талантливы и смогут стать хорошими мастерами (а кто-то из них - и художниками). Диплом - не проверка на гениальность, он не дает "справку о профпригодности". Это только начало. Дальше - каждый сам по себе. Много читать, слушать, смотреть - и работать.
В равной степени это достаточно тривиальное пожелание могу адресовать и кафедре художественной обработки металла.


суббота, 18 июня 2016 г.

И создал Господь бабочку...

Ни в одном другом деле Господь не дал больше воли воображению, как при создании бабочек. Понятно, что такую красоту человечеству всегда хотелось поймать, увековечить и пришпилить.
Для меня мастерство художника-ювелира проявляется в том, насколько он способен нарисовать бабочку. Чтобы она была "живой", не хуже, но и, не дай Бог, не лучше настоящей. Смотришь на разных бабочек, и все про художника ясно. Где он ищет себе место в жизни, насколько хорошо умеет рисовать, кем себя ощущает по отношению к Создателю... По мне - чем выше художник, тем ближе он к природе, тем смиреннее в своем преклонении перед ней.
Ничего больше говорить не буду - судите сами.
Michelle Ong for Carnet

Art Deco brooch, c. 1925

Anna Hu

Wallace Chan

Tiffany & Co.

Cartier

Art Nouveau butterfly brooch: gold set with diamonds and rubies. Rozert & Fischmeister, 1910, Vienna. Photo by C. Dillon, Leopold Museum, Vienna.

Cindy Chao

Oscar Heyman & Bros.

Van Cleef & Arpels

Lalique C1905 - Art Nouveau Jewellery made in vitreous enamelling technique Plique-a-jour.

Rene Lalique, 1898

Philippe Wolfers, circa 1900.

Lucifer Vir Honestus

JAR Paris

Tiffany & Co.

KUNG TSUNG TZU

Frederic Boucheron

Wallace Chan

Cartier

Wallace Chan

Andrey Mikhailov

JAR Paris

JAR Paris

René Lalique, circa 1900.

Stephen Webster

Wallace Chan

Lucien Gaillard / 1900

Stephen Webster

Antique diamond and demantoid garnet butterfly brooch, c.1900 

JAR Paris

Enamel, Opal & Diamond Butterfly Brooch 18K - circa 1900

De Beers

ENAMEL AND DIAMOND BROOCH, LATE 19TH CENTURY.

Icy Jadeite, Jadeite, Coloured Stone and Diamond 'Butterfly' Brooch, Mason Tsai

Wallace Chan

A Victorian Yellow Gold, Diamond and Polychrome Enamel Butterfly Brooch

Cellini Jewelers Butterfly Emerald and Diamond Ring 

Wallace Chan

A SAPPHIRE, DIAMOND AND CULTURED PEARL BUTTERFLY BROOCH.