среда, 3 февраля 2016 г.

Ильгиз в Кремле


Работы Ильгиза Фазулзянова  стоят особняком не только на пестром поле российского ювелирного дела, но и на мировой арене. Художников-ювелиров, работающих с горячей эмалью на таком уровне, днем с огнем не сыщешь: они давно осели в «высоких» часовых компаниях, где их ценят, холят и лелеют. В Bovet или Vacheron Constantin вам с восторгом расскажут о старом мастере, который владеет давно забытым искусством. И непременно добавят – ах, уходит мастерство вместе со стариками, как жаль…

Часы Bovet, циферблаты которых расписаны Ильгизом

Но вот же он, такой мастер – молодой, талантливый, разнообразный! Ильгиз расписывает горячую эмаль так, что специалисты удивляются - как удивились члены жюри международного конкурса ювелирного дизайна в Гонконге, когда увидели подвеску «Снегири». Знаменитый мастер Уоллес Чан разве что не понюхал «Снегирей» - все возвращался, чтобы еще раз близко рассмотреть эмалево-рубиновых птичек.

С этой работой Ильгиз завоевал Гран при международного конкурса дизайна в Гонконге

Победы в конкурсах (а Ильгиз завоевал Гран при в Гонконге два раза подряд), конечно, приятны, но не они определяют развитие мастера. Я знаю вещи Ильгиза уже больше 15 лет. За эти годы рост его невероятен. От прелестных веточек и цветочков – к сложнейшим украшениям, разнообразным по форме и стилю.

Ильгиз, конечно, тяготеет к двум последним Большим стилям – Ар Нуво и Ар Деко. С годами первый все больше уступает место второму. Это понятно и исторически закономерно: Ар Нуво был стилем молодым, «раннеспелым», но и недолговечным. Все художники, увлекавшиеся им в молодости более ста лет назад, в конце концов так или иначе перешли к более строгому и вечному стилю Ар Деко. Так и Ильгиз: от цветочков и пчелок – к архитектурным линиям и крупным камням.

Конечно, природа никуда не ушла из его творений: она была и остается главным источником его вдохновения. Но, в отличие от художников Декаданса, которые даже цветы умудрялись изобразить в стадии увядания, Ильгизу свойственно радостное мировосприятие. Он избегает темных красок и не любит мрачные тона. Его вещи искрятся молодостью и обаянием, цветы распускаются, колышутся на ветру…

В последнее время художник задумался о том, что делать дальше. Казалось бы – найден свой, узнаваемый стиль, манера и технологии, которые никому не повторить. Но мысли мастера уже бегут вперед. Он начал делать вещи без эмали, как бы говоря: «Полюбили мои эмали? Теперь полюбите и другое». В этом – весь Ильгиз. Никогда не остановится, никогда не постарается «оправдать ожидания».

Ближайший рубеж - выставка в Успенской звоннице Московского Кремля, которая откроется в конце марта. Кстати, Ильгиз станет первым современным российским ювелиром, для персональной выставки которого Кремль открыл свои двери. Подчеркиваю - "современным". До него из русских ювелиров в этом помещении выставлялся только Фаберже.